Этнополис
Этнотрадиция

ЗЕМЛЯ ДАРХАНОВ

Где оживают легенды
Поездка в Усть-Орду в рамках проекта «Этнотрадиция» случилась в начале октября. Несмотря на то, что поселок Усть-Ордынский находится всего в 70 км от Иркутска, я не так уж часто бываю в округе. Поэтому поехала с радостью в предвкушении новых встреч и впечатлений.
Степные просторы начинаются за несколько километров до поселка Усть-Ордынский. Свободный чистый горизонт, голубое небо, разноцветные оттенки осенней желтизны – совершенно другая природа, чем в окрестностях Иркутска. Только проехали село Оек и увидели, что как -то вдруг закончились деревья - перед взором раскинулась степь. Простор и свобода. Много воздуха, у которого свой вкус и аромат. По-моему, этот воздух можно пить и вдыхать глотками, наслаждаясь каждым вдохом. Вот как только появилось это ощущение наполненности воздухом и степным простором, то значит, ты уже на территории Усть -Ордынского Бурятского национального округа.

Здесь совсем другой мир и другая жизнь – более размеренная, спокойная, мудрая.

Сейчас в округе проживает немногим более 134 тысяч человек. Исторически эта часть Иркутской области была выделена в отдельную автономную территорию еще в январе 1922 года. Было время когда округ был даже отдельным субъектом РФ. Но с 2008 года он вошел в состав Иркутской области, при этом сохранив свой ярко выраженный национальный характер.

Местные жители – буряты всегда трепетно относились к сохранению своих традиций. Здесь уважают волю предков, которую по признанию многих бурят, они чувствуют с самого детства. Особенно это выражается в поиске своего пути в жизни, выборе любимого дела и занятия, обучении мастерству и профессии.

Молодежь стремится, конечно, в города, - уезжают в Иркутск и Улан-Удэ. Некоторые предпочитают уехать еще дальше – в Красноярск, Новосибирск, Москву, Санкт-Петербург. Но зачастую выходит так, что побывав в чужих краях, возвращаются на родину.

Здесь начинают все заново. И говорят, что именно здесь, на родной земле, появляется чувство, что живут более настоящей жизнью. Той, к которой и стремились все эти годы, а может быть, к которой их привели духи предков. В это верят. Как и в то, что ничего случайного нет в жизни. Все происходит по замыслу высших сил и имеет свою закономерность.
-Сначала я уехал учиться в Улан-Удэ на художественное отделение училища искусств, затем в Красноярск – учиться мастерству скульптуры, а потом все оставил и вернулся в Иркутск, ближе к родным местам, - рассказывает Павел Михайлов, член Союза художников России. - Получается, что сначала меня «ломали» в одном училище, потом в другом, где я обучался именно технике и правилам. Всего учился 14 лет…И только недавно стал осознавать, что сейчас я как бы вновь переучиваюсь, но уже сам по себе. Все научное уходит, а остается естественное - то, что идет от сердца, из души, чему научился, наверное, еще в детстве.
Павел продолжает дело своих родителей, его можно назвать потомственным художником. Его отец Юрий Георгиевич Михайлов - известный мастер по изготовлению морин хууров, а мама Любовь Дашиевна занимается женским искусством – она создает настенные гобелены и панно из шерсти животных. У бурят и монгол, да и многих других сибирских народностей такие гобелены из овечьей, верблюжьей шерсти или конского волоса – традиционное убранство жилища – юрты. Сегодня, конечно, юрта – это в большей степени туристический объект. Но и в обычных домах у бурят подобные гобелены встречаются, их дарят либо специально заказывают.
Left
Right
Очень часто сюжеты таких картин отражают религиозное мировоззрение или народные сказки и мифы. «Шаманка», «Белый шаман» – так называются, к примеру, вот эти работы, изготовленные Любовью Михайловой. Юрий Георгиевич и Любовь Дашиевна - деревенские жители, из небольшого поселения Бадагуй Баяндаевского района, но их мастерство знают далеко за пределами Иркутской области.
Морин хуур – это музыкальный смычковый инструмент монгольского происхождения. Его звучание похоже на ржание лошади, дуновение ветра в степи. Существует поверье, что морин хуур может защитить дом от злых духов, избавит от недугов и принесет удачу и счастье.
Историю возникновения морин хуура сопровождают легенды и предания. Одна из монгольских легенд приписывает изобретение инструмента мальчику по имени Сухэ. После того, как злой хан убил его любимую белую лошадь, дух животного явился к мальчику во сне и велел сделать себе музыкальный инструмент из её тела. Согласно легенде, мальчик Сухэ создал первый морин хуур, изготовив гриф из лошадиной кости, обтянув деревянный корпус конской шкурой и вырезав головку грифа в форме лошадиной головы.
В переводе «морин» означает лошадь, а «хуур» - слово или разговор и, как говорят, сами буряты, звук, который издает этот уникальный инструмент, - это не что иное, как настоящая песня лошади. Разумеется, не каждому мастеру под силу сделать настоящий морин хуур. Это может только дархан – человек знающий и постигший тайну или секрет мастерства, но как считается у бурят, без воли высших сил здесь не обходится. Только божество выбирает мастера для изготовления морин хуура. Возможно, все тот же дух мальчика Сухэ указывает на земле тех, кто на протяжении многих веков продолжает его дело…
«Серебряная нить дарханов»
Эдуард Куклин, художник, ювелир, народный мастер Иркутской области по художественной обработке металла. Художник родился и вырос в Нукутском районе. Учиться уехал в Улан-Удэ,
поступил на художественное отделение в колледж искусств, а после его окончания - в Восточно-Сибирскую государственную академию культуры и искусства, где учился на факультете декоративно-прикладного искусства.

После учебы жил в Иркутске, но в 2011 году тоже предпочел вернуться в родной округ – переехал в Усть-Орду. Более 16 лет он профессионально чеканит металл, хотя умеет работать и с другими традиционными для бурятской культуры материалами –деревом, шерстью, конским волосом.

Еще учась в колледже, Эдуард многому научился у своего наставника – Будажаповой Нимы-Цырен Лубсановны.

Сегодня в Бурятии ее по праву считают дарханом. Несмотря на то, что его преподаватель была женщина, она оказалась потомственным дарханом в третьем поколении – ее дед и отец научили Ниму-Цырен Лубсановну работать и с деревом, и с металлом. Мастер по обработке металла – профессия непростая, не каждому дано ею овладеть, а уж тем более впоследствии подготовить и своих учеников. Это позволено только дарханам.

Как рассказывает Эдуард, дарханом считается тот, кого выбирают божественные силы. Они и определяют путь мастера-дархана в жизни, ведут его по судьбе, помогают развиваться, оказывают поддержку в творчестве.
Передача знаний от такого учителя имеет совсем другой уровень отдачи. Мастер-дархан передает не просто умение и технологию ручного изготовления различных предметов из металла и дерева, но и самое главное – приверженность нескольких поколений к этому виду искусства.
У бурятских мастеров-ювелиров эта связь поколений называется «серебряная нить дарханов», которую предки завещают своим потомкам и назначают вместо себя на земле заниматься любимым делом. Сейчас и сам Эдуард несет эту нить дальше, обучая уже своих учеников древнему ремеслу.
Особая сила женщины
В Усть-Ордынском Национальном центре художественных промыслов, где сейчас работает Эдуард Александрович, есть юрта, в которой одна из экспозиций посвящена женским украшениям. В 17 веке, к примеру, когда женщину в бурятской семье отдавали замуж, то мастеру по металлу заказывали целый комплект таких украшений-доспехов, выполненных из металла и покрытых тонким слоем серебра. Ведь каждая невеста должна была иметь приданое, куда входили одежда, головные уборы, обувь и украшения.
Выходя замуж, девушки заплетали две косы, поверх которых надевался «нархинсак» - украшения из металла. Женский свадебный наряд – «дэгэлэй» надевался поверх платья, а сверху на грудь надевали специальные украшения из металла и серебра, которые немного напоминают защитные доспехи воинов. Нагрудное украшение называлось «холобшо», его изготавливали из камней и круглых элементов в виде монеток, а на спину надевали «заяши». Само слово «заяши» в переводе означает особую силу, способствующую рождению и последующему поддержанию жизни людей и животных.
Считалось, что выходя замуж, девушка становится более защищенной, что и подчеркивали мастерски выполненные «доспехи». Также они указывали на путь замужней женщины, который подобен пути воина – забота о домашнем очаге, муже, рождение детей. И кроме того, стиль и качество изготовления такого украшения еще и подчеркивал статус невесты – по свадебным украшениям можно было узнать о происхождении и богатстве рода новобрачной.

Буряты, придавали большое значение украшениям. Женские украшения восточных бурят отличались сложностью, многосоставностью и многокомпонентностью. Они были выполнены в основном из серебра со вставками из коралла и бирюзы. В бурятской культуре коралл – любимый камень. Он считается наиболее сильным и ассоциируется с огнем, солнцем, кровью – символами жизненной энергии и тепла. Также считалось, что кораллы имеют магические свойства и способны уберечь человека от дурного глаза, защитить его от недоброжелателей, привлечь удачу и сохранить уют в доме.

Но не только женские украшения изготавливает Эдуард Куклин.

- Я делаю все, что из металла. Это традиционная посуда из меди и латуни, пояса для одежды (в основном такие железные пояса носят мужчины – прим.авт.), обивка сундуков, изготовление ножей, конской сбруи и упряжи, - рассказывает Эдуард.

Возродить и сохранить традиции
Стоит сказать, что деятельность Усть-Ордынского Национального центра изначально связана с историей народа, его традициями, обычаями, промысловой деятельностью, с изготовлением одежды, утвари, орудий труда, произведений культового, духовного содержания.
Сегодня центр объединил в своих стенах нескольких художников, каждый из которых самобытен и работает в определенном направлении декоративно-прикладного искусства.
- Наш центр существует с 1996 года, в этом году мы отмечаем его 25-летие, - рассказывает директор Ирина Дампилова, - и главная наша задача была все эти годы в том, чтобы возрождать и продвигать бурятское декоративно-прикладное творчество, народные промыслов на основе исторических и культурных традиций нашего народа. Большое значение мы уделяем объединению всех творческих сил Усть-Ордынского округа. Мы стараемся выявить молодые таланты, всегда даем возможность на нашей площадке представить работы не только взрослых, уже состоявшихся мастеров, но и показать детское творчество, работы наших подростков и студентов.
В старину каждая умела ткать, прясть
Как рассказала Ирина Спасовна, большую работу проводит центр по изучению национального орнамента, костюма, предметов быта.

Работа с шерстью, конским волосом и тканями – всегда была присуща бурятской женщине. В старину каждая умела ткать, прясть, изготовить шерстяной ковер, гобелен или панно для убранства своего дома. Сегодня это продолжают мастерицы Юлия Харгаева, Маргарита Алексеева, Екатерина Осипова.

В мастерской, где шьют традиционные национальные костюмы, замечаю красивый плотный шелк красного, синего, зеленого цветов. Встречается и такой, который отделан золотой или серебряной нитью. Сама Юлия Борисовна Харгаева одета в жилетку из темной шерсти, которая отделана шелковой тканью с национальным орнаментом.
Жилетка или безрукавка (уужа) – обязательный элемент в одежде замужней женщины всех бурятских племен. Нарядную безрукавку украшали спереди вдоль разреза серебряными монетами или пуговицами из перламутра. Подобно халату она делалась на подкладке. Местные женщины и сегодня не обходятся без такой жилетки. С одной стороны, она украшает, а с другой – защищает от холода. Легкая и теплая, удобная в носке в любое время года, идеально подходит для любой фигуры.

На вешалах здесь развешаны образцы мужского и женского костюма, изготовление которых заканчивают мастерицы. К примеру, женское платье, отрезное по талии носили женщины из рода эхиритских бурят, а цельного кроя, прямые – из рода булагатских бурят.
Правда, те и другие выбирали в основном естественные цвета – природы и земли, - все оттенки зеленого, коричневого, красного. И конечно, обязательно обращали внимание на состав ткани. Шелк – для праздников и торжественных случаев, а на каждый день предпочитали шерсть и кожу.
Тулохонов Федор делает курительные трубки, посуду и сундуки из дерева. Родом Федор из Осинского района, с детства мастерил разные фигурки из дерева. Когда приезжал к бабушке и дедушке, то видел как работает с деревом дед и его родной дядя. Тогда Федор был еще подростком, но интерес к мастерству уже проснулся. И он стал учиться у своего родственника – народного мастера Анатолия Хамаганова.
Трубка – это символичный и незаменимый предмет в быту местного народа
- Дерево очень отличается от металла, - говорит Федор, - когда его берешь в руки, нужно сначала рассмотреть что из него может получиться. У дерева есть такое свойство, - оно само подсказывает что из него нужно сделать.

Судьба Федора тоже сначала увлекла в большой город. Он учился и работал в Иркутске, а потом решил перебраться в Усть-Ордынский. Да и позвали на работу в Центр художественных народных промыслов. Он научился обрабатывать березу, сосну, лиственницу, кедр – все сибирские породы деревьев. Особенно любит мастерить из березового капа.

-Трубка – это символичный и незаменимый предмет в быту местного народа - у бурят и эвенков, - рассказывает Федор, - во время свадьбы был обычай: родственники жениха и невесты обменивались трубками и кушаками. Вы, конечно, знаете, что в старину любили покурить трубку не только мужчины, но и бурятские женщины. Кроме того, раскуривают трубку и шаманы, поскольку дым они используют при проведении обрядов по очищению и изгнанию злых духов.
Сегодня Федор не только делает трубки, которые ему заказывают из разных уголков России. Традиционные сундуки, скульптуры и посуда из дерева, женские украшения – все это может сотворить Федор Захарович. Образцы его творчества можно увидеть сегодня в юрте на территории Усть-Ордынского Национального центра художественных народных промыслов.

Конский волос – проводник счастья
Мастерскую, где работает Екатерина Осипова, заливает вечернее солнце. Отсюда, с третьего этажа, открывается прекрасный вид на поселок Усть-Ордынский и степь. Куда ни глянь – все оттенки желтой палитры, охра и багрянец. Лучи заходящего солнца играют и прыгают с кирпичной стены на асфальт, оттуда – на крыши, по-осеннему тепло подсвечивают дерево юрты и разбегаются в разные стороны по степи.
Солнце ласково гладит Екатерину, она совсем не щурится и улыбается ему в ответ. Они понимают друг друга давно: мастерица и солнце.
Екатерина Осипова вместе со своим мужем Ефимом уже много лет занимается одним из самых древних искусств, которыми владеет бурятский народ. Осиповы создают панно и гобелены из конского волоса, а по сути – настоящие картины. Екатерина училась в Улан-Удэ в Бурятском училище культуры и искусств. Она изначально выбрала направление текстильного творчества, изучала работу с разными материалами – от шелка до кожи. После учебы, в начале двухтысячных, Екатерина приехала к родителям в Эхирит-Булагатский район и осталась здесь. Однажды ее и еще одну мастерицу отправили в командировку – в Нукутский район. Там работал молодой мастер Ефим Осипов, который не просто изготавливал гобелены из конского волоса, но и знал все особенности его сбора и обработки. Вот тогда они и познакомились. Сегодня это не просто творческий союз, но и прекрасная семья, где растут трое детей.
Работа с конским волосом – ремесло и искусство одновременно. Прежде всего, это очень нелегкий труд, потому что конский волос требует специальной обработки перед тем, как из него можно будет изготовить гобелен.


Конский волос, который берут с гривы или хвоста лошади, сначала тщательно промывается, потом сушится, после чего его прядут обычным веретеном в пряжу – в конскую шерсть. Здесь в мастерской множество таких шерстяных комочков разного цвета. От белого до все оттенков серого, коричневого и черного. Оказывается, есть черный – чернильный, а есть мягко черный – цвета земли и темной глины. Такую шерсть в магазине не купить, только у частных мастеров, но Осиповы все с самого начала делают сами. И в этом тоже есть особый смысл. На этапе подготовки, работая с конским волосом, художник уже начинает чувствовать его, говорить с ним и порой сам волос может подсказать идею и сюжет для будущей работы. Ведь это живой материал, а значит, как и все живое может проявлять себя. Задача художника - научиться пониманию этого проявления, интуитивно услышать голос конского волоса.
Из корзины Екатерина выуживает несколько шариков пряжи и подбирает их по цвету для своего нового творческого замысла. Но пока не раскрывает секрет что это будет. В целом, на изготовление гобелена из конского волоса с учетом подготовки самого волоса и превращения его в материал, из которого уже потом можно будет ткать картину, может уйти от двух до шести месяцев. Все зависит, конечно, от сюжета гобелена. Именно сюжет задает сроки работы и размер.
Мы рассматриваем «Хун-Шубуун». Так зовут белую лебедь, которая осталась на земле и не смогла улететь со своей стаей.

Согласно старинной легенде, однажды пролетая над Байкалом, стая лебедей приземлилась на острове Ольхон, чтобы передохнуть и искупаться в озере. Они скинули свои лебежьи одеяния и превратились в красивых девушек. А когда вышли из озера, то одна из девушек не смогла найти свои перья. Их спрятал молодой парень, который влюбился в нее. Девушка осталась на земле, вышла замуж и родила 11 сыновей, от которых и пошли разные племена хоринских бурят.
А девушка потом снова превратилась в лебедя и улетела. Сейчас, если повезет, в облаках можно порой увидеть ее светлый лик. Но все местные знают, что дух Хун-Шубуун рядом и защищает всех своих детей до сих пор.
А вот портрет знаменитого полководца Чингиз-хана. Остался в центре по какой-то причине, не поехал на выставку.

Возможно, сама Екатерина оставила его, как символ поддержки и опоры. Она говорит, что конский волос у бурят особо почитаем. Ведь каждому буряту известно, что через конский волос боги спускают в дом благодать, счастье и богатство.

И поэтому в каждой бурятской семье и доме обязательно будет хоть небольшое изделие из конского волоса. Гобелены нынче встречаются в домах современных бурят редко. Изменилась жизнь – изменилось жилище. Правда, в сельской местности еще можно в домах встретить такие гобелены, но в основном они сделаны из овечьей шерсти, куда вплетается по нескольку конских волос.
Истоки и покровители народа
На самом деле, отдельные экспонаты, которые сейчас изготавливают художники Усть-Ордынского Национального центра, представлены в частных коллекциях иностранных туристов из Испании, США, Германии, Дании и гостей из Москвы и других регионов России. Все, кто бывает в Усть-Орде и посещают выставки Центра стараются купить уникальные изделия на память о своей поездке.
Ажунова Валентина – главный художник Усть-Ордынского Национального центра художественных народных промыслов. Работает в учреждении с 2011 года. Ведет активную работу по реализации целей возрождения, сохранения и пропаганды бурятских народных промыслов.

К сожалению, лично познакомиться с Валентиной Викторовной не получилось. Но нам показали ее работы. В прошлом году Валентина создала цикл картин, которые назвала «Покровители».
Она изображает на своих полотнах мир невидимый обычному человеку - духи и образцы покровителей людей и животных. Таким образом художница показывает своеобразие духовного мира, связанного с традиционными ритуалами бурятского народа, его атрибутами, сказаниями и эпосом. В этом году Валентина Ажунова выставила серии живописных работ «Жертвоприношение», «Кочевье» и «Космизм байкальского язычества» на одной из выставок, которые проходили в Иркутске.

Сегодня Валентина Викторовна председатель художественно-экспертного совета Усть-Ордынского Национального центра художественных народных промыслов. Она участвует в формировании рабочих планов художников центра, ведет авторский контроль над художниками и мастерами, оказывает им необходимую творческую помощь.
Сегодня очень важно сохранить знания и навыки поколений своих предков
В Усть-Ордынском Национальном центре художественных народных промыслов уверены, что традиционная культура формируется тысячелетиями. За ней эпохи и сотни поколений мастеров. Поэтому сегодня очень важно сохранить знания и навыки поколений своих предков для того, чтобы суметь их передать молодежи. Ремесло и творчество, которыми владели предки, - это источник для сохранения самого народа, его духовных ценностей и идентичности. И несмотря на то, что в ритме современности народная культура и обычаи быстро изменяются и даже исчезают, здесь заботятся о том, чтобы изучить, сохранить и передать потомкам.

В центре проводятся уникальные мастер-классы. Все художники, кто здесь работает, а также самобытные деревенские мастера из районов округа, выставляют здесь свои работы, проводят мастер-классы для школьников и всех желающих.

Всего 70 км от Иркутска и совершенно другой мир. Земля дарханов зовет в гости…
Ирина Мордуева

Фото: Евгения Самусева

#фонд_культурных_инициатив

Made on
Tilda