Этнополис

Аитов Курбан Аитович

Руководитель Сибирского Туркменского национально-культурного центра "Байкал", заслуженный врач Российской Федерации
Сегодня в гостях у Этнополиса Аитов Курбан Аитович – руководитель Сибирского Туркменского национально-культурного центра «Байкал», доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач Российской Федерации.
"Много сил отдаю подготовке студентов, стараюсь соответствовать требованиям времени"
Курбан Аитович, здравствуйте!
— Добрый день!
Вы являетесь руководителем туркменского центра "Байкал". Скажите пожалуйста почему было выбрано такое название?
— Полное название – Сибирский Туркменский национально-культурный центр «Байкал». Мы считаем, что Байкал нам предоставил место вокруг себя, работу, мы здесь живем, мы пустили здесь корни. Поэтому я не хотел называть организацию как-то по-туркменски. Мы почитаем Байкал.
— Чем занимается ваша организация? Есть ли какие-то паблики в интернете показывающие вашу деятельность?
— В ВКонтакте нас нет. Ранее была другая организация туркменов «Джейхун» (древнее название реки Аму-Дарья) – чисто коммерческого характера, она вела свой паблик, но на сегодня она уже прекратило свое существование. Кто-то из наших ребят видимо этим занимался. Мы же некоммерческая общественная организация, созданная в 2008 году. Мы каждый год представляем годовой план в управление губернатора по связям с общественностью и по работе с национальными центрами – с ними мы в основном и взаимодействуем. С нами еще работает комиссия по национальным вопросам общественной палаты. Я сам ранее был ее членом в четырех созывах.
В разговорах с другими представителями культурных центров мы касались темы имени, и что оно означает на том или ином языке. Расскажите про ваше имя.
— Родители нарекли меня Курбаном, поскольку я родился в праздник Курбан-байрам. Это один из величайших праздников мусульман всего мира. Это праздник жертвоприношения. Слово курбан – дословно означает «жертва». То есть я приношу себя в жертву для других.
Как вы и ваша семья оказались в Иркутске?
— Это произошло еще в советское время – в 1967 году. До этого я окончил сельскую туркменскую восьмилетнюю школу. Потом поступил в Ташаузское медицинское училище (Туркменская ССР), которое окончил в 1965 году. После медучилища два года проработал, по распределению, в колхозе «Правда» Ильялинского района Туркменской ССР. Затем по призыву пошел служить в Советскую Армию. В Советские времена ведь как было – сибиряки попадали в Среднюю Азию, среднеазиаты в Сибирь или другие регионы России. Я попал в Иркутск, где после двухнедельного карантина и принятия присяги я начал служить в медсанчасти зенитно-ракетного полка и дошел до звания старшины медицинской службы. В семидесятом году я демобилизовался и как раз приходили представители Иркутского медицинского института приглашать поступать, ну, и мы решили, пробовать. Поступим – поступим, не поступим – значит, как демобилизованные поедем домой. Я был принят в первый набор подготовительного отделения (рабфака), который в 1970 году открывались во всех вузах СССР.

По окончании рабфака я поступил на первый курс лечебного факультета. Так стал студентом, прошло время, я познакомился с девушкой, женился, родились дети трое сыновей. Средний сын у меня трагически погиб. Старший внук у меня оканчивает медицинский университет, младший внук учится в седьмом классе. Вот так я и обосновался в Иркутске и стал иркутянином, сибиряком. Большую часть своей жизни – 80 процентов я уже провел здесь. Я не представляю себя вне Иркутска.

Также я приглашал сюда своих земляков, ребят обучатся, как следствие многие из тех, кто приехал, обосновались здесь, и получили гражданство России. Наша диаспора – немногочисленная, но мы поддерживаем связь с другими диаспорами. Члены диаспоры в основном сконцентрированы в городе Иркутске, последнее время число наших туркменов пополняется за счет приезжих студентов. Это основной контингент в Политехническом университете, Медицинском университете, ИРГУПСе, Сельскохозяйственной академии. Всеми туркменскими студентами занимаемся - оказываем посильную помощь, при необходимости, помогаем в трудоустройстве, решаем различные бытовые вопросы. Также участвуем во всех мероприятиях города, области, молодежных фестивалях, спортивных программах. Стараемся участвовать в таких мероприятиях наравне с другими центрами и поддерживаем с ними хорошие отношения. Я в течении последних четырёх лет был советником губернатора по национальным вопросам и проводил там огромную работу. Сейчас я являюсь экспертом Общественной палаты по национальным вопросам. Работаем на благо общества.

Аитов Курбан Аитович
Мечтали ли вы уехать на родину?
— Во времена СССР все мы жили в единой стране, и в голову не приходило, что произойдет ее распад. Но когда это произошло в 1991 году я уже работал преподавателем, доцентом, написал и защитил кандидатскую, обзавелся семьей. Куда мне было ехать то? Чтобы приехав к своим быть «чужим среди своих»? Поэтому я и решил окончательно обосноваться в Иркутске. И вместо гражданства СССР я получил гражданство России. Гражданином ни Туркменистана, ни Узбекистана я не был.

Живу в Иркутске, но каждый год езжу на родину. Я родился в республике Каракалпакстан в составе Узбекистана – это на берегу Амударьи реки, недалеко от Аральского моря. Хотя сейчас Арал наполовину почти высох. Из-за этого климат там так изменился, что это можно назвать экологической катастрофой. В Туркменистан я приезжаю каждый год – меня официально приглашают от имени Президента Бердымухаммедова Гурбангулы Мяликгулыевича на празднование дня независимости Туркменистана (27 сентября). Кстати, он тоже по профессии врач-стоматолог.

Я почетный профессор Ташкентской медицинской академии. По приглашению минздрава Республики Узбекистан приезжаю сюда читать лекции студентам, врачам по актуальным проблемам инфекционных болезней, консультирую больных с проведением мастер-классов.
Почему вы решили участвовать в общественно-политической и культурно-массовой деятельности?
— К занятию общественной жизнью, нас готовили и обучали еще в комсомольском возрасте. Мы считали за честь – если нас привлекали к общественной жизни. В университете я был членом комитета комсомола. Потом меня, избрали председателем студенческого профкома. Также я был членом КПСС (еще в армии меня принимали) – это было тогда престижно. Мы ездили стройотрядами и там тоже среди населения в свободное время занимались разъяснительной работой, организовывали концерты, вечера. И конечно без общественной жизни, без общественной работы мы себя вообще не представляли. Словом, общественная работа у нас в крови до сих пор. Она нас воспитала такими, какие мы есть сейчас.
Вы работаете на кафедре инфекционных болезней. Являетесь доктором наук, профессором. С чем связан ваш выбор, данного направления в медицине?
— Я Профессор кафедры инфекционных болезней, Иркутского государственного Медицинского университета, у меня трудовой стаж по медицине 55 лет (с 1965 года), из них врачебных – 43 года. Из них 52 года я отдал Иркутскому здравоохранению. Я выезжал как инфекционист во все районы Иркутской области по линии санитарной авиации на ликвидацию эпидемических вспышек, к тяжелым больным. Сейчас это прекратилось, сан авиация у нас почему-то зачахла. Правда ее пытаются реанимировать, а раньше это была слаженная и эффективно работающая система здравоохранения.
Ваша сфера научных интересов?
— Интерес к научной работе я проявил еще студенческие годы, участвуя в научном студенческом кружке по инфекционным болезням. Кроме того, к этому приложила руку мой учитель и наставник к.м.н., доцент Карпюк Вера Александровна (зав.кафедрой в то время). Без аспирантуры, работая ассистентом кафедры, я подготовил кандидатскую диссертацию под названием «Проблемы рожистого воспаления в Иркутской области». Впервые в Иркутской области эту проблему поднял, собрал материал, обобщил, выработал свои рекомендации практическому здравоохранению и защитил ее в Москве под руководством выпускника нашего мединститута профессора Ющука Николая Дмитриевича, который работал в то время профессором кафедры инфекционных болезней Московского государственного медико-стоматологического института. Потом еще десять лет работал над докторской диссертацией уже по теме клещевые инфекции в Иркутской области – клещевой энцефалит, боррелиоз, риккетсиоз – по всем этим трем заболеваниям я в течение десяти лет собирал материал - ловил клещей и, после, исследовал их вместе с микробиологами и вирусологами.

В конечном итоге я написал диссертацию на эту тему и успешно защитил ее. После защиты я через год получил звание и должность профессора кафедры. Под моим руководством как доктора наук, профессора защитили кандидатские диссертации около 18 человек, в том числе – аспиранты из Монголии, Бурятии. В 2005 году мне Указом президента В. В. Путина было присвоено звание заслуженного врача Российской федерации. В 2006 году Указом президента Бурятии - почетное звание заслуженного деятеля науки республики Бурятия. Имею награды от губернатора области и мэра нашего города, от министерств здравоохранения Иркутской области, Бурятии, Монголии (часто бывал там как консультант, готовил диссертантов).

Вот так я до сих пор нахожусь в постоянном поиске. Круг моих научных интересов сегодня не только проблемы рожистого воспаления и клещевых инфекций, но и проблемы ВИЧ-инфекции, вирусных гепатитов, менингитов и др. Много сил отдаю подготовке студентов, стараюсь соответствовать требованиям времени. Кроме того пишу статьи, монографии (у меня вышло 8 книг по инфекционным болезням, имею более 600 публикаций в различных источниках, в том числе и зарубежных). Ежегодно участвую в 3-4 российских и международных научно-практических конференциях и выступаю там с докладами.

Как на данный момент вы оцениваете взаимодействие России и Туркменистана? Стоит ли что-то менять в этих отношениях?
— Надо бы, конечно, менять многое в отношениях, потому что Туркменистан как вы знаете, сейчас закрытая страна, попасть туда очень сложно. Я последний раз посетил Туркменистан в 2019 году по приглашению Президента Туркменистана на празднование дня независимости республики.. Мне присылают официальное приглашение, открывают бесплатную визу на 20 дней, я прилетаю и в течение 10 дней мы участвуем во всех праздничных мероприятиях, встречаемся с президентом, а потом уже вылетаю оттуда. А так просто туда попасть по желанию и выехать оттуда очень сложно. Получить визу не так-то просто. Но туркменская молодежь приезжает обучаться в Россию, хотя желающих выехать на обучение конечно больше – многие не имеют возможности получить учебную визу. Страна в информационном плане закрытая, туда журналистов не пускают. Сами по себе живут.

В экономическом плане сейчас произошли некоторые ухудшения. Основная статья экономики республики — это нефть и газ (около 70 процентов). Последнее время Россия перестала закупать туркменский газ. Возникли проблемы с его сбытом. На фоне этого ухудшилось экономическое положение страны.

Насчет коронавируса – только в Туркменистане и Северной Корее, говорят, что запретили даже произносить слово «коронавирус».

Туркмения — это единственная республика в постсоветском пространстве, где не происходили стычки между людьми на межконфессиональной и межнациональной основе. Но я бы не сказал, что отношения между Россией и Туркменией очень хорошие. Нормальные отношения пытаются сохранять, но и в сторону Америки они тоже очень любят смотреть – вооружение в большинстве своем американское.

С. Я. Маршак написал свое знаменитое четверостишие – «Меры веса»

Писательский вес по машинам
Они измеряли в беседе:
Гений - на ЗИЛе длинном,
Просто талант - на "победе".

А кто не сумел достичь
В искусстве особых успехов,
Покупает машину "москвич"
Или ходит пешком. Как Чехов.

Согласны ли вы с тем, что истинный талант обязательно предполагает материальный достаток?


— Да, таланту необходима определенная поддержка, без этого настоящий талант, не будет реализован. Истинный талант — это врождённый талант, и, если он будет развиваться станет настоящим талантом. Если же поддержки не будет, то, конечно талант угаснет. Поддержка должна быть в первую очередь со стороны государства и родителей. Если государство будет жалеть средства, то талант могут перехватить, и он будет развивать науку – Германии Америки и так далее. Раньше мы к таким людям относились, мягко говоря, равнодушно и теперь пожинаем эти плоды.
Если бы вам выпала возможность выбора вы предпочли бы жить в большом городе и быть в центре событий, или же в деревне вдали от суеты?
— Мои родители были неграмотные люди, колхозники, но они были более-менее прогрессивные они хотели, чтоб я учился, развивался, я думаю, что я их не подвел. Я вырос в деревне. В моем роду даже с высшим образованием никого не было. Сегодня я достиг того, чего я достиг, причем именно благодаря России. У себя в стране я бы вряд ли добился таких высот. Получая поддержку от университета, своих родных и коллег, я смог, воплотить в жизнь свои мечты, за что я благодарен судьбе и своему окружению. Я бесконечно благодарен своей половине за постоянную поддержку и заботу.

Что касается города или деревни. Если бы я оставался в деревне, то я, в лучшем случае, был бы трактористом в колхозе, так как там нет возможностей. Я сам стремился к обучению, мне очень хотелось хорошо говорить по-русски. Этому свидетельство две моих диссертации, также я больше 30 лет читаю лекции врачам, студентам. Мне во всем помогает супруга, самый надежный человек и тыл. Она тоже имеет высшее образование ИНЯЗа (институт иностранных языков) - специалист по немецкому и английскому, помогала мне с переводами для моих научных публикаций, за что ей огромное спасибо.

Спасибо большое, Курбан Аитович, за этот разговор и за Ваш нелегкий труд. Пусть все добрые начинания и инициативы будут успешны и находят поддержку тех, от кого зависит реализация Ваших замыслов.
— Спасибо, до свидания!
Вот так легко прошло время за интересной беседой, с замечательным человеком – руководителем Сибирско-туркменского культурного центра, Аитовым Курбаном Аитовичем. Давайте и мы, читатели, пожелаем успехов нашему сегодняшнему гостю.
Интервьюер: Клепиков Иван Александрович
Made on
Tilda