Этнополис
Новость

«Чернобыль» как подвиг народов

Несколько дней назад мы вспоминали годовщину аварии на Чернобыльской АЭС. Сегодня подогретые политикой споры в основном утихли, осел столп информационной пыли, неизменно сопровождающий такие даты - а значит, наступило самое время высказаться "по существу". Тем более, что сегодня мы планируем поднять другой, плохо исследованный и тускло освещённый аспект чернобыльской техногенной трагедии. На самом деле, произошедшая в 1986 году авария могла обернуться и куда более чудовищными разрушениями. Ещё больших последствий удалось избежать благодаря сплочённому и самоотверженному труду ликвидаторов.
Николай Тараканов — первый человек, который после гибели пожарных поднялся на крышу чернобыльского энергоблока, усыпанную графитом. Он, генерал-майор, сам делал замеры, а потом лично инструктировал каждую группу «ликвидаторов» — людей, устранявших последствия чернобыльской трагедии.

«Я спрашивал, кто не согласен, прошу выходить из строя. Ни одного выхода не было никогда. Никто не ушел», — рассказывал в 1986-м генерал. После Чернобыля ему предстоит ликвидировать последствия другой катастрофы — Спитакского землетрясения в Армении.
Это была гонка на выживание, каждая минута была на счету. Стояла необходимость как можно скорее сбросить в жерло реактора остатки радиоактивного топлива, которые были опасны для всего живого. Вскоре над ЧАЭС начали летать вертолёты: они забрасывали в разлом грузы со специально разработанным химическим составом, чтобы радиоактивные аэрозоли не поднимались в воздух. Один из вертолётов, Ми-8, разбился с экипажем на борту. Военные инженеры и шахтёры возводили дамбы на реке Припять, выкопали под реактор огромный тоннель и возвели вокруг станции защитную стену, уходившую в землю на глубину до 30 метров: была опасения, что расплавленная радиоактивная масса уйдёт в землю. Перечислять все мероприятия, осуществлённые самими ликвидаторами, можно довольно долго, но одно при этом бросается в глаза практически сразу: советский многонациональный народ осуществил колоссального значения подвиг, а советская командно-административная система, при всех её известных минусах, позволила ликвидировать последствия аварии оперативно и грамотно.

Работа не прекращалась ни на минуту: пока территория возле ЧАЭС превратилась в стройплощадку, в опустевших населённых пунктах проводилась дезактивация. Кое-где радиоактивные участки местности приходилось попросту перепахивать: так случилось со знаменитым Рыжим лесом, который был снесён бульдозерами и захоронен под грунтом. Многочисленные технические средства, с которыми уже не справлялась дезактивация, как и вся прошедшая «Чернобыль» техника, были захоронена здесь же. Люди также работали посменно: те, кто набрал максимально допустимую дозу радиации, уезжали, а на их место приезжали другие.
Наряду с ликвидаторами, проявили гражданскую сознательность и простые советские люди. Во всех сберкассах страны был открыт «счёт 904» для пожертвований, на который за полгода поступило 520 млн рублей. Среди жертвователей была певица и небезызвестная Алла Пугачёва, давшая благотворительный концерт в «Олимпийском» и сольный концерт в Чернобыле, специально для ликвидаторов.

«То, что руководил я, они выполнили этот долг... Если где-то я вас не уберег, простите меня», — Николай Тараканов. В этих словах есть своя правда, и её прекрасно понимали как рядовые ликвидаторы, так и ответственные за весь комплекс мероприятий лица.
Разные дозы радиации получили ликвидаторы аварии, медики, жители Припяти, прилегающих районов. Жизнь людей, которые опасным, тяжёлым трудом устраняли последствия этой ужасной аварии никогда не будет прежней. Последствия «чернобыля» растянутся на десятилетия… Но тогда медлить было нельзя. Спустя 36 часов после взрыва на Чернобыльской АЭС была объявлена эвакуация всех жителей Припяти. Люди брали самое необходимое: документы и другие ценные вещи. Эвакуация была завершена за сутки.

Но появилась новая задача: нужно было строить новый город для переселения людей из образовавшейся зоны отчуждения. И такой город был построен. Славутич был возведён в 1986-1987 годах силами всего СССР, и это была одна из последних больших строек Советского Союза, где единство народов громадной страны было продемонстрировано наилучшим образом. Сегодня Славутич считается самым молодым городом Украины (до того этот статус имела многострадальная Припять). Строители привозили с собой всё, от строительных материалов до проектов. Новый город получил своё название в честь древнего имени реки Днепр. В архитектуре и даже планировке города отразился интернационализм советского строительного коллектива: ни один квартал не похож друг на друга. До сих пор здесь стоят возведённые армянскими строителями дома, облицованные розовым туфом, как и многие постройки в Ереване, и коттеджи, как на балтийском взморье построенные эстонцами, и и многое другое. Среди Белгородского, Эстонского, Грузинского, Московского, Невского кварталов, рядом друг с другом здесь символично расположены Ереванский и Бакинский кварталы.
Основная работа по ликвидации была оперативно завершена в 1987 году. Сплочённый труд людей спас тысячи жизней, ликвидация последствий аварии на Чернобыльской АЭС в очередной раз показала, насколько сильной может быть сплочённость народов в час нужды. Военнослужащие, строители, химики, гидрологи, врачи…всего в ликвидации последствий чернобыльской аварии приняли участие примерно 240 тысяч человек. Общее количество ликвидаторов составляет более полумиллиона человек. Наша задача сегодня — не только чтить их подвиг, но и хранить в себе то межнациональное единство, которое хранили, и во многом продолжают хранить эти люди, ведь сплачивать нас должна историческая память, а не новый «Чернобыль».
«Ликвидаторы навсегда вписали свои имена в историю атомной промышленности нашей страны, в историю безопасности на нашей планете. Были сделаны выводы об однозначном приоритете безопасности во время создания и эксплуатации атомных станций, о соответствующей подготовке людей для работы на атомных объектах», — отметил генеральный директор ГК «Росатом» Алексей Лихачев.
Made on
Tilda